20:49 

Дьявольская ловушка

TheDeadOne
So give them blood, blood! Gallons of this stuff...
Веди счет каждому дню, учитывай каждую потраченную минуту! Время — единственное, где скаредность похвальна.
Томас Манн

1.


Утро выдалось на редкость приятным и солнечным. Легкий ветерок смягчал жар солнечных лучей. Софи планировала разделаться с работой как можно быстрее и отправиться навстречу приключениям, а точнее приятному времяпрепровождению в компании хороших друзей, приехавших в эту захолустную дыру из большого города. Сложно было припомнить, когда точно они вместе проводили время в последний раз. После школы большинство друзей Софи поступили в колледж. Она же осталась в городке, так как еще не определилась с тем, чего же ей хотелось от этой жизни. В любом случае, она не видела никакого смысла в поступлении в колледж до тех пор, пока она не решит, что же является её призванием. На тот момент единственным желанием, владевшим её мятежным духом, было отправиться в путешествие по разным уголкам страны. Но для этого ей нужен был компаньон, но такого так и не нашлось. А для того чтобы отправиться в путешествие одной, она была еще не настолько отчаянной и рисковой. Поэтому прозябала в мелком городишке, оправдывая свое бездействие тем, что жизнь еще недостаточно подготовила ее к приключениям. Она работала в магазине товаров для ремонта и два раза в неделю приходила в дом одного из местных богатеев наводить порядок.

- Доброе утро, сэр, - поздоровалась девушка, проходя мимо гостиной, где Луи Фурнье читал утреннюю газету.

- Доброе, - ответил мужчина, не отрываясь от чтения. – Ты рано. Какие-то планы на сегодня?

- Ага, - Софи заглянула в комнату. – Кое-кто из старых друзей в городе.

- Большое веселье намечается? – ухмыльнулся Фурнье.

- А то, как же! – Софи улыбнулась и направилась в комнатку, где хранились ведра, тряпки, метлы и электроприборы. Там она переоделась в старую одежду, включила свою любимую музыку и отправилась вычищать пыль и бороться с грязью.

Список песен успел повториться пару раз до того, как девушка закончила уборку. Судя по последствиям, в предыдущие дни хозяин дома изрядно повеселился в большой компании. Расправившись со всеми грязными пятнами и мусором, Софи вновь облачилась в парадную одежду и собралась уходить. Солнце призывно светило в большие окна, наполняя просторные комнаты уютом и духотой. Последним штрихом в сегодняшней уборке, как решила девушка, должено быть проветривание. Поэтому она бросила рюкзак на пол в коридоре и пробежалась по комнатам, открыв окна. После этого она пошла искать хозяина дома, чтобы доложить ему о проделанных работах. Он оказался у себя в кабинете. Софи никогда не понимала, зачем ему кабинет, ведь он не занимался никакой деятельностью, которая требовала бы письменного стола и личного пространства. Она вообще не представляла себе, чем этот человек зарабатывал на жизнь. Честно говоря, это ее не сильно-то интересовало. Главное, он вовремя платил ей за проделанную работу. Луи Фурнье со скучающим видом сидел за письменным столом, занимавшим добрую половину комнаты, и лениво щелкал кнопкой компьютерной мышки, очевидно, просматривая что-то в интернете. Стена за его спиной была одним большим окном, поделенным на секции деревянными перекладинами. Софи очень нравилось это окно, но мыть его было сущим адом. Чего она также не понимала, так это целесообразности подобной конструкции в рабочем кабинете, да еще и напротив стола. Ведь чудный солнечный свет столь же чудно отражался от экрана монитора, делая совершенно невозможной работу за компьютером днем.

- На сегодня все! – сообщила Софи. – Если больше нет никаких пожеланий, то я пойду.

- О, закончила? – Фурнье рассеянно посмотрел на нее. – Думаю, у тебя есть еще минутка, чтобы поговорить?

- Да, конечно, - девушка пожала плечами. – Что-то случилось?

- Нет-нет, - заверил мужчина. – Просто, хотел обсудить кое-что… Присаживайся.

Софи проследовала к уютному креслицу напротив стола и устроилась в нем. После изнурительной уборки это было истинным блаженством.

- Так в чем дело?

- Какие планы на вечер? – приветливый тон Фурнье заставил Софи насторожиться.

- Ничего особенного, - пожала она плечами. – Как я уже говорила, друзья приезжают в город. Думаю, мы вместе отправимся покорять вселенную.

- Это очень важное занятие, - улыбнулся он одними только губами, темные глаза остались бесстрастными. – А как насчет ужина со мной?

- Что? – удивилась Софи.

- Можешь и друзей пригласить.

- Не думаю, что это уместно, сэр. Я же здесь просто работаю.

- А что если я скажу, что у меня есть отличное деловое предложение, - он поднялся на ноги и рассеянно огляделся по сторонам, задержав взгляд на чем-то за окном.

- Да, ладно! Я же просто помогаю вам с домашним хозяйством. Какие еще деловые предложения могут быть?!

- Это очень интересное предложение.

- Так давайте обсудим его сейчас, раз оно такое замечательное, - она пожала плечами.

Луи Фурнье неспешно прошагал мимо стола, задержался немного возле книжной полки, провел пальцами по корешкам книг, весь его вид – сплошная иллюстрация скуки. Затем он развернулся и взглянул на девушку. Взгляд его был на удивление внимательным и изучающим. Софи почувствовала холодок, пробежавший по спине.

- Готов поспорить, такого ты еще никогда не слышала, - он вновь улыбнулся.

- Да, я в этом уверена, - девушка потянулась за рюкзаком, который лежал возле ее ног. Она намеревалась встать и быстренько уйти, пока ситуация не приняла какой-нибудь неожиданный, неприятный, нежелательный и другие не- оборот. – А сейчас мне пора!

Хозяин дома внезапно оказался в шаге от кресла, где она все еще сидела. И от этой внезапности Софи слегка опешила. Мужчина нависал над ней, оперившись руками на подлокотники кресла. Он был так близко, что она могла чувствовать запах его одеколона, хвойно-пряный. И вот теперь ситуация как раз начинала переходить в категорию не-.

- Погоди! – в его голосе звучали одновременно удивление, интерес и издевка. – Все то время, что ты работаешь здесь, ты вела себя столь вызывающе. Столько кокетства! И что же теперь? Неужели я был обманут, столь юной особой?! – фраза была закончена с наигранной обидой.

- Слушайте, - Софи вжалась в спинку кресла. – Я не представляю, что у вас на уме, но я уверена, что не горю желанием в этом участвовать. Пожалую, сейчас самое время сделать вид, что последние пара минут были неудачной сценой из фильма и нам стоит разойтись на перерыв, - она неуверенно улыбнулась.

- Я всегда расценивал твое поведение как приглашение. А теперь моё сердце разбито!

- Все! Хватит! – Софи поднялась на ноги и попыталась оттолкнуть Фурнье, но он с легкостью усадил ее обратно в кресло.

- Только зря свой актерский талант на тебя растрачиваю, - с досадой произнес он. Его взгляд метнулся куда-то за спину девушки. – О! А вот и наш друг!

- Что? – не поняла она и попыталась повернуться, но это ей не удалось. В то же мгновение чья-то ладонь крепко зажала ее рот. Теперь по ее спине не просто пробежал холодок. Теперь все ее тело окатила волна паники. Горячая и парализующая.

- О, боги! Что за балаган ты тут устроил?! – неприятно близко над своим ухом Софи услышала незнакомый мужской голос. В воображении сразу же пронеслись все самые худшие картины развития событий. От этого ноги стали ватными, а на языке крутилась одна фраза «это происходит не со мной!». Незнакомый голос продолжил недовольно: - Если бы я мог, я бы постарел там, пока ждал финала твоего неудачного монолога! У нас не так-то много времени! А ты, - это уже было к Софи, - будь умницей, сиди смирно и ничего плохого с тобой не случится.

Софи понимала, что дальше удивляться уже нечему, ведь ситуация складывалась невероятно абсурдно-неправдоподобной.

- Что вам от меня надо?! – попыталась произнести она, но вышло только невнятное мычание.

Фурнье тем временем отошел к столу. Он выдвинул ящик стола и достал оттуда небольшую коробку.

- Не преувеличивай, - с улыбкой произнес он, обращаясь к незнакомцу. – У нас еще предостаточно времени.

В руках мужчины блеснуло что-то похожее на стеклянный пузырек. Софи тщетно пыталась разглядеть эту вещицу. Фурнье отвернулся к окну и продолжил прерванный монолог:

- Мы могли бы так славно провести время вместе. Я уже позабыл, каково это – наслаждаться компанией молодых и полных жизни людей. А во время моей молодости, все было немного иначе.

- Во имя всего святого! Замолкни уже и занимайся делом! – прорычал человек, удерживавший девушку.

Софи не могла произнести ни слова, во рту все пересохло, а в животе поселилось отвратительное неприятное ощущение. Она беспомощно взирала на спину Фурнье, пока ее сердце выдавало толчки такой силы, что казалось, его биение можно было слышать в комнате.

Фурнье, невнятно напевая какую-то мелодию, развернулся и двинулся в сторону кресла. В руках у него был шприц, наполненный жидкостью. Сердце Софи громко бухнуло и как будто замерло. Она дернулась в порыве отчаяния. В это же мгновение рука сжалась крепче. Воздуха стало не хватать, а перед глазами поплыли темные пятна.

- Не дергайся, глупая девчонка, - сладким голосом проговорил Фурнье, стоя над ней. – Мы же не хотим тебя поранить, - лицо его озаряла искренняя улыбка.

Она резко дернулась. Все тело ее напряглось, как натянутая струна. Мужчина за спиной схватил ее левую руку и прижал к подлокотнику. Свободной рукой девушка пыталась отбиваться, но это нисколько не помогало. Хватка только усилилась. Фурнье стоял достаточно близко, чтобы Софи смогла достать его ногами. Она подтянула колено к груди и, что было мощи, пнула по ноге, но он успел сдвинуться в сторону, так что удар прошел по касательной, не причинив особого вреда. Девушка задыхалась. Мужчина крепко сжал ее запястье и прицелился, растянув тонкую кожу, под которой отчетливо были видны вены. Сопротивляться уже не было сил. Она почувствовала неприятный укол, который на секунду вернул ее к действительности.

- Что вы вкололи мне?! Я не… - как только вещество попало в кровь, оно начало медленно стирать реальность вокруг, застилая ее плотной пеленой тьмы. – Зачем вы… - все еще пыталась произнести Софи. Веки опустились, их тяжесть была невыносимой. Девушка провалилась в пустоту.

Маркус отпустил обмякшее тело девушки. Если бы Луи не подхватил его, то Софи завалилась бы на пол.

- Отнеси ее в комнату, - скомандовал Маркус. Он пристально смотрел на Луи. Казалось, за этими холодными глазами с тяжелыми веками жила абсолютная пустота.

Фурнье легко поднял девушку на руки, весила она всего ничего.

- Не забудь запереть дверь, - услышал он, когда уже покидал комнату.


2.

Реальность возвращалась постепенно. Сначала Софи поняла, что находится в душном помещении, затем почувствовала солнечный свет на лице и только после этого - жуткую головную боль. Веки с трудом приоткрылись. Девушка с досадой поняла, что все еще находится в доме Луи Фурнье и все предшествовавшие события были не кошмарным сном, а кошмарной реальностью. Она приподнялась на локтях и рухнула обратно. Тошнота и головокружение были невыносимыми. Девушка, решив не рисковать, медленно повернула голову вправо, затем – влево. Она находилась в одной из спален. Окна плотно закрыты, дверь, очевидно, тоже. Однако это еще стоило проверить. Через пару минут, когда желудок перестанет бунтовать. Глядя на яркие лучи заходящего солнца, Софи поняла, что день безвозвратно потерян. Наверное, ее телефон разрывался от звонков и сообщений, но этого она проверить не могла, так как нигде в зоне видимости не наблюдала своего рюкзака. Что было удивительно для нее, так это то, что похитители галантно уложили ее на мягкую постель в приятной и уютной спальне, а не заперли в каком-нибудь грязном подвале. А что если это мне еще предстоит? От этой мысли в животе опять появилось неприятное сосущее ощущение. Вся ситуация вызывала неоднозначные чувства. Ведь такое происходит только в фильмах и книгах, но не в реальной жизни! Для реальной жизни все было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Решив, что если она станет раздумывать еще дольше, то придет к совсем неутешительным выводам, Софи медленно поднялась и спустила ноги с мягкой кровати. Она всегда мечтала поваляться на такой кровати, но не думала, что это произойдет при столь неоднозначных обстоятельствах. Когда головокружение немного утихло, девушка встала на ноги и неуверенным шагом направилась к двери.

- Моя голова сейчас взорвется! – тихо посетовала она, массируя виски.

Не заметив ничего необычного, она потянулась к дверной ручке. Стоило ее пальцам коснуться прохладной металлической поверхности, как по всему телу, начиная с кончиков пальцев, пробежал слабый разряд, похожий на удар тока. Софи моргнула, но руки не убрала. Она посмотрела на дверь и с удивлением и некой долей недоверия своим собственным глазам поняла, что на двери и части стены был начертан круг. По окружности шли непонятные символы похожие на буквы, перемежавшиеся геометрическими фигурами. В окружность был вписан треугольник, по контуру которого тоже бежали необычные символы. Там, где углы треугольника соприкасались с окружностью, были изображены три одинаковых, более крупные, чем все, остальные знака. Завороженная Софи смотрела на все это и с восторгом понимала, что круг светится. Символы испускали слабое свечение, цвет его постоянно менялся от желтого до фиолетового. Центром конструкции была дверная ручка. Этого не может быть! Должно быть, это все от той штуки, что мне вкололи…Девушка закрыла глаза, глубоко вздохнула, открыла глаза, круг все еще был на месте. Тогда она осторожно попыталась повернуть ручку. Та поддалась. Но стоило чему-то внутри замка щелкнуть, как ручка, а вместе с ней и рука Софи загорелись. Пламя было тех же цветов, что и круг на двери.

- Что за…?! - Софи отдернула руку и отскочила назад. Языки пламени все еще плясами по ее коже, не причиняя боли, но оставляя неприятное колющее ощущение на коже, какое появляется, когда долго сидишь, скрестив ноги, а потом резко встаешь. Девушка тряхнула рукой, часть огоньков исчезла, а оставшиеся продолжили перемещаться по ладони. Тогда она принялась сжимать и разжимать руку, пытаясь избавиться от мерзких огоньков.

В это самое мгновение ручка повернулась, прозвучал щелчок и дверь открылась. На пороге стоял Фурнье. Софи инстинктивно сделала шаг назад.

- О, ты уже проснулась! – радостно заметил он. – Как раз вовремя.

- Только не насилуйте меня! – воскликнула Софи, и сразу же поняла, как это абсурдно прозвучало.

- Зачем мне это нужно? – недоумевал хозяин дома.

- Хм… ну, мало ли что вам в голову взбредет, - пожала плечами девушка, глядя, как последние огоньки затухли. – Я не хочу, чтобы вы делали со мной что-либо противоестественное.

Он искренне рассмеялся.

- Успокойся! Никто не собирается делать с тобой ничего плохого, - он задумался. – По крайней мере, по общечеловеческим меркам.

- Что это значит? – Софи нахмурилась. Последняя фраза наводила на нехорошие мысли.

- Присядь и послушай одну замечательную историю, - Фурнье закрыл за собой дверь и прошел в комнату и устроился в кресле у окна. На лице его была добродушная улыбка, в искренности которой Софи теперь сомневалась.

- Историю? Серьезно?! – она удивленно подняла брови. – Да вы просто мастер историй! Но я не в настроении слушать сказки.

Девушка обратила внимание на то, что круг на двери стал блекнуть.

- Эх, молодежь… - театрально вздохнул Фурнье. – Никакого духа приключений и уважения к старшим.

- Боюсь, мое уважение вы потеряли, когда накачали меня какой-то наркотой.

- Не будь такой резкой, - поморщился мужчина. – Сядь и послушай меня.

- Нет.

- Сядь, я сказал! – его лицо резко изменилось: приветливое, с мягкими чертами на мгновение стало маской злости.

Девушка послушно отступила к кровати и опустилась на край, все еще держа пострадавшую руку перед собой.

- Вот и умница, - он снова улыбался.- А теперь приготовься слушать увлекательную и познавательную историю.

- Думаю, потянет на бестселлер, - скептически заметила Софи.

- Перестань меня перебивать, пожалуйста.

Софи прикусила губу, чтобы очередной едкий комментарий не вырвался на свободу.
Мужчина закинул ногу на ногу, расслабленно опустил руки на подлокотники, повернул голову к окну, за которым солнце медленно опускалось за деревья, и начал рассказ. Голос его был мягок и спокоен. Он мастерски использовал интонации и паузы, чтобы история его была как можно более красочной. Невольно Софи подумала, что поддается очарованию этого низкого негромкого голоса.

- Однажды давным-давно в одном царстве-государстве появились два существа из другого мира. В том царстве-государстве таких существ называли демонами. Существа предпочитали именовать себя сущностями. Но не в этом суть. Они появились в этом мире, чтобы слегка отдохнуть от тяжелой жизни на родине. Знаешь ли, жизнь в том мире, что люди называют Адом, не самая сладкая. Даже для демонов. Так что эти два товарища спланировали и устроили себе отпуск в мире людей. По прибытии они нашли два свежеумершх тела. Души из этих тел уже отправились в великое путешествие по просторам Вселенной. Заняв вакантные тела, пока те еще не успели окончательно остыть, беглецы стали устраивать свой досуг. Они путешествовали по миру из одного города в другой, из одной страны в другую. Нигде не задерживались подолгу, чтобы не быть раскрытыми, так как тела были, так сказать, замороженными во времени, они ни капли не менялись. Все, чего наши герои хотели, это мирной жизни в мире людей, где их никто не тревожит. Они не причиняли вред хозяевам. Веселились, учились, путешествовали. Жили в свое удовольствие. Все это продолжалось до тех пор, пока им не повстречалась она… Прекрасная дева.

Оливия Данвуд. Девушка из знатной и богатой семьи. Прекрасная душой и телом. Один из наших путешественников обнаружил необыкновенную привязанность к данной особе. Она была невероятно умна для женщины того времени. Она знала поразительно много о литературе, искусстве, науке. Ее мнение о политической ситуации выделялось невероятной, опять же, для женщины обоснованностью. Наш герой и леди Данвуд могли часами разговаривать о всевозможных вещах, проводить время, прогуливаясь по саду, развлекать беседой тетушек и дядюшек на званых ужинах.

Однажды Оливия прислала ему письмо с приглашением в ее дом, приложив к нему ленту и пообещав встречу наедине. В современном мире нет уже того сокровенного таинства во встрече с женщиной. Тогда же это было нечто совершенно особенное.
Наш герой прибыл в назначенное место в назначенное время. Дом семьи Данвуд был необычно тихим в тот вечер, ведь обычно там проводились шумные званые ужины, куда съезжались самые интересные люди того общества. Мужчина счел это очередным знаком. Прошу заметить, весьма благоприятным знаком. В доме слуги услужливо проводили его в гостиную. Шикарно обставленная комната была особенно непривычной и чужой без шума голосов, женского смеха, громких споров и музыки. В тот вечер комната была совершенно пуста.

После недолгого ожидания наш герой, наконец, увидел леди Данвуд. Она спустилась в гостиную в прекрасном, богато украшенном платье, в золотистых волосах сверкали драгоценные камни. Она выглядела ослепительно.

- Добрый вечерь, мой лорд, - реверанс и обворожительная улыбка.

- Леди Данвуд, - поклон.

- Прошу вас следовать за мной, - леди Оливия позволила нашему герою лишь слегка коснуться губами ее руки. Затем она развернулась и предложила ему пройти в одну из дальних комнат, что одновременно заставило обрадоваться и насторожиться.
Картины в пустых коридорах были освещены светом множества свечей, а лица, взиравшие с полотен, казалось, внимательно наблюдали за шагающими мимо людьми. Видимо, в тот вечер всем этим немым жильцам было особенно одиноко. Звук шагов заглушался мягкими коврами. Оливия замерла перед резной деревянной дверью в конце коридора.

- Прошу за мной, - с улыбкой произнесла она мягким тихим голосом и открыла дверь.

Все воодушевление нашего героя моментально растворилось в вечернем воздухе, как только его взгляду предстал мрачный кабинет, заполненный тяжелой массивной мебелью. Но самое большое разочарование в этой картине было вызвано образом мужчины, сидевшим в одном из кресел, обитых темно-бордовым бархатом. Это был его товарищ. Наш второй путешественник. На лице нашего первого героя, будем считать его главным, застыло удивление. Через пару мгновений удивление сменилось разочарованием и досадой.

- Что все это значит?

Второй герой учтиво поднялся на ноги. Глядя на него можно было сделать вывод, что он тоже оказался слегка удивлен появлением второго мужчины.

- Сэр, - он учтиво склонил голову.

- Господа, прошу вас, присаживайтесь, - Оливия Данвуд грациозно и легко прошагала мимо мужчин, юбки ее платья тихо шелестели. Она опустилась в свободное кресло, дождалась, когда мужчины тоже займут свои места и устроятся поудобнее, и только после этого продолжила. – Я пригласила вас сюда, чтобы сообщить нечто крайне важное.

- Миледи, я рассчитывал на…

- Да, мой лорд, я знаю, на что вы рассчитывали, - ласковая улыбка озарила ее лицо. – Но, боюсь, подарить вам это – совсем не в моей власти.

- Зачем здесь я? – наш второй герой никогда не отличался терпением или хорошими манерами. А по степени мрачности он мог соперничать с Великим Жнецом.

- Господа, я вынуждена вам сообщиться, - Оливия перевела взор своих кристально-голубых глаз на второго мужчину, - что вы злоупотребляете гостеприимством этого места.

После таких слов оба героя насторожились.

- Прошу прощения, но именно вы, миледи, пригласили нас сюда.

- Вы правы, - теперь ее улыбка стала вовсе не такой соблазнительной. – Как давно вы здесь?

- Пару-тройку лет.

- Пару-тройку… - повторила она задумчиво.- Пару человеческих лет? – теперь она кокетливо рассмеялась.

- К чему вы клоните? – угрюмо спросил второй герой.

- К тому, что таким, как вы, не место в приличном человеческом обществе, - слова эти звучали легко, так, будто она говорила о незначительных мелочах.

- Вынужден сообщить, что мне пора, - угрюмый герой встал и направился к выходу.

- Так скоро нас покидаете? - в ее голосе все еще звучал смех, легкий и непринужденный.

- Кажется, вы сами сказали, что здесь нам не рады. К чему весь этот фарс?

- Вы не хотите вслушаться в мои слова или же делаете вид, что не понимаете, о чем я в действительности говорю. Вы слишком долго задержались в мире людей, - последняя фраза была сказана со всей возможной серьезностью. Оливия Данвуд в одно мгновение превратилась из прекрасной юной кокетки в мудрую и опасно осведомленную женщину.

Первый герой лукаво улыбнулся, второй – замер на месте.

- О чем вы говорите, миледи?

- Давайте не будем вести этот бессмысленный диалог, в котором вы делает вид, что ничего не понимаете, а я услужливо объясняю вам, что же происходит, - Оливия устало улыбнулась, а затем щелкнула своими изящными пальчиками.

Следующие действия происходили так стремительно, что словами не удастся передать всего накала страстей, что там был. Сразу же после щелчка под ногами наших героев появились магические круги, наподобие того, что на двери. Только те круги не были начерчены краской или зельем, они появились без какой-либо дополнительной подготовки. Яркий желто-лиловый огонь молниеносно прочертил на полу геометрические фигуры, украшенные словами на неизвестном языке. Оба мужчины оказались прикованы к месту.

- Ведьма, - понимающе произнес герой номер один.

- К вашим услугам, - улыбнулась леди.

- Но как?! – недоумевал угрюмый герой, стоя посреди комнаты и не в силах пошевелиться. В камине тихо потрескивал огонь, за окном сгущались сумерки.
Главный герой повести, все еще мирно сидевший в кресле, протянул вперед руку и коснулся невидимого барьера, что отделял его от окружающей комнаты и не позволял покинуть пределы круга. По поверхности барьера пробежала рябь, как по водной гляди, а по руке мужчины – ощутимый разряд, который заставил его отдернуть руку.

- Вы же не думаете, миледи, что это нас надолго задержит? – спокойной спросил он.

- Это – нет, - она резко поднялась на ноги. Из аккуратно уложенной прически выпала золотая прядь и изящно легла на плечо женщины. – Но вот это вас заинтересует.

Теперь она провела указательным пальцем правой руки в воздухе. Вслед за движением пальца в том самом воздухе появлялись линии. Гости завороженно наблюдали за сим действом до тех самых пор, пока Оливия не закончила творить волшебство с фигурками в воздухе. Она лишь мельком взглянула на мужчин и едва заметно махнула рукой. Оба героя с воплем боли рухнули на пол. На их лбах проступил тот же самый магический круг, что женщина изобразила в воздухе. Боль была настолько сильной и прожигающей, что аж дух захватывало от новизны ощущений. Ничего подобного они в своей жизни в смертных человеческих телах еще не испытывали.

- Как ты узнала?! - зло прошипел наш неприветливый друг, корчась в огненном круге на полу. – Что нас выдало?

- Вы, видимо, новички в этом деле, - усмехнулась Оливия. Все неземное очарование выветривалось из ее образа с невероятной скоростью, словно воздух из пробитого колеса, хоть тогда и не было резиновых шин. Она вальяжно расхаживала по комнате, наблюдая агонию гостей. – Тот, кто прислал вас сюда, очевидно, был тоже не слишком одарен умом, иначе и он, и вы знали бы, что колдуны и ведьмы могут видеть сущностей за личинами. А вы, мои рогатые друзья, вообще не потрудились скрыть свои милые мордашки под слоем грима и защитных чар.

Каким же это было откровением! Ведь путешествие наши герои организовали себе сами, они, действительно, были наивными и мало осведомленными в вопросе маскировки. Им казалось, что достаточно будет скрыться в теле человека, и они будут никем не узнаны.

Когда боль, пронзавшая череп насквозь каждую долю секунды стала невыносимой даже для демона, герой номер один попытался провернуть фокус с развоплощением. Он рванулся из человеческого тела.

Говорят, душа человека в его глазах. Так вот, я не могу утверждать, что душа входит и выходит именно через данные отверстия, но для сущности они мелковаты и слишком сложны в плане доступа, поэтому сущности предпочитаются пользоваться ртом как парадным входом. Понимаю, звучит не очень аппетитно.

Герой рванулся к выходу. Но выход оказался узковат. Герой застрял, что привело к еще большим неудобствам и страданиям. Его почти в буквальном смысле рвало на части.

- Даже не пытайтесь покинуть тела, - назидательно проговорила леди Данвуд. – Это причинит вам только еще большие страдания.

Она взяла с полки красивый нож с резной рукоятью, которые, наверное, часто использовался в ритуалах, затем достала из ящичка пузырек с жидкостью и миску с порошком.

- Вы вообще слышали о колдунах? – с насмешкой поинтересовалась она и, не дожидаясь ответа, продолжила. – Мы бываем разными. Есть те, кто довольствуются магией кругов. Делают разные фокусы. Именно такие, что сейчас заставляет вас корчиться в муках. И большинство из нас практикует в первую очередь такой вид магии, - произнося это, она откупорила пузырек и плеснула жидкость в чашу с порошком – содержимое заискрилось и начало испускать неприятный пряный запах. Вонь стояла тошнотворная. Легкой рукой она вновь подхватила нож и аккуратно надрезала кожу на собственной ладони. Кровь собралась по краям раны, она сверкала в свете огня в камине. Капли алой жидкости устремились в чашу с невыносимо воняющей смесью. Стоило крови присоединиться к этому адскому даже по демоническим меркам месиву, как запах его внезапно изменился и стал дурманящим, сладким, навевающим сон. Угрюмый герой все тщетно пытался подняться на ноги, а главный герой внимательно, насколько это получалось, наблюдал за действиями женщины. Он и понятия не имел о том, какими изобретательными были ведьмы. Честно говоря, он вообще немного знал о магии в мире людей. А ведьма, наслаждаясь представлением и мило улыбаясь, окунула пальцы в смесь, затем начертила неизвестные знаки на свои запястья.

- Что ты хочешь с нами сделать? – прохрипел герой. В действиях женщины явно было нечто зловещее, оно не сулило ничего радостного и веселого. – Убить? Отправить нас обратно?

- Лучше…

Ведьма теперь чертила что-то на полу между кругами. После нанесения смесь начинала тускло светиться, будто тлеющие угли.

- Лучше?! – тут всполошился второй герой. – Что значит: лучше?- он явно начал паниковать. Пора бы уже.

- Зачем мне убивать вас? Этим я добьюсь только уничтожения ваших людских обличий. Вы с легкостью сможете вернуться в других тела. Отсылать восвояси… - она загадочно улыбнулась. – Хм… пожалуй, это слишком простое и недолговечное решение. Покуда между нашими мирами есть бреши, вы, как надоедливые насекомые, будете пролезать в наши дома, - Оливия возвышалась над поверженными демонами и подобна она была Венере, выходящей из пены. Прошу прощения за столь высокопарное сравнение. Она была действительно прекрасна. И это наш герой мог оценить даже стоя на коленях и задыхаясь от едких паров магического зелья.

- Но мы никому не причинили вреда! – возмутился второй герой. Его красота чародейки, похоже, не особо волновала.

- Пока, - поправила она и нанесла последние штрихи рисунка на собственный лоб. – Пока не причинили. Но кто знает, когда бы вы вдруг решили убить невинного человека.

- Это же полнейшая чепуха! Если бы нам хотелось чинить разбой, разве мы стали бы мирно пастись на ваших светских лугах? – угрюмый решил не отступать.

- ВЫ! – она повысила голос, и он оказался впечатляюще глубоким. – Вы нарушаете равновесие, приходя в наш мир!

- Чудесно, - попытался рассмеяться первый герой, но вместо смеха из его горла вырвались хрипы. – Теперь мы выслушиваем патетические речи…

Перед взорами героев уже какое-то время все плыло и плясало, посему дальнейшее описание может быть смазанным и недостоверным.
Когда Оливия закончила приготовления с чудными рисунками, она прошептала что-то. Ее глаза потемнели, вокруг них проступили прожилки вен. Казалось, сама кровь внутри нее начала светиться, а вместе с ней и орнамент на полу. Долго наслаждаться зрелищем не пришлось, потому что следом за светом пришла очередная вспышка боли. На этот раз она была не раздирающей, теперь она опаляла. Она сплавляла сущность с телом. Магическая клетка обжигала. Все это длилось целую вечность. Сущности тщетно пытались вырваться из тел, но с каждой секундой они становились все слабее.

А потом все оборвалось. Оборвалось во тьме.

Наш герой открыл глаза. Вокруг полумрак. Он аккуратно поднялся на ноги. Тело с большой неохотой подчинялось хозяину. Стоя на ногах, он осмотрелся. Все та же комната. Все те же стены. Все та же мебель. Но все вокруг обветшавшее и истлевшее. Время изрядно повеселилось в этом месте. В щели между досками на окне пробивался тусклый дневной свет. Серость вокруг.

Мужчина проковылял к окну и выглянул наружу. Сад выглядел заброшенным, растительность смело торжествовала на останках каменной дорожки, ведущей к парадной двери. Ворота были перекошены и изъедены ржавчиной. Издалека доносился непонятный шум.

Ничто не может устоять перед такой соблазнительной и разрушительной силой, как время…

Мужчина еще раз оглядел комнату. Замешательство и смятение владели его душой. Как это было возможно? Где Оливия? Что произошло?
Герой внимательно присмотрелся к куче тряпья, что лежала недалеко от двери. Подойдя ближе, он обнаружил, что куча мерно вздымается и опускается. Расталкивать друга пришлось довольно долго. Лицо его было настолько исхудавшим, что казалось, это – череп, обтянутый кожей. Одежда посерела от времени, пыли и атмосферных явлений. Глядя на товарища, наш герой полагал, что сам выглядел не лучше.

- Мы все там же, - недоверчиво произнес угрюмый герой. Голос его был ломким и плохо поддавался контролю.

- А вы поразительно наблюдательны, сударь!

- Но как? Что эта ведьма с нами сделала?

Мужчина откашлялся и неуклюже сел.

- Мне бы и самому хотелось это знать… Погоди…

Он вспомнил отвратительное ощущение, будто кожу склеивают намертво с чем-то инородным. В это же мгновение он попытался выйти из человеческого тела. Но тщетно. Все многочисленные попытки остались безуспешными.

- Это хитрая ведьма заставила нас в прямом и переносном смысле влезть в человеческую шкуру! – изумился и восхитился он.

- Что?! – судя по напряженному и сосредоточенному выражению лица второго мужчины, можно было сделать вывод, что он тоже пытался проделать трюк с вытаскиванием кролика из шляпы. Но двойное дно никак не поддавалось. Похоже, в многослойной душевной организации наших героев слоев стало на порядок меньше…

Луи Фурнье замолчал.


3.

Софи не ожидала, что рассказ закончится столь внезапно. В тишине, которая уже начинала затягиваться, она мучительно раздумывала над тем, что должна сказать. Ничего стоящего не приходило в голову. Луи Фурнье со скучающим видом наблюдал прекрасный пейзаж за окном. Он наслаждался тем смятением, что посеял в душе девушки. А Софи понимала, что если начнет всерьез задумываться над рассказанной сказкой, то точно начнет в нее верить. Она украдкой глянула на круг на стене, который вполне очевидно доказывал возможность существования чего-то подобного магии в этом тривиальном мире.

- Захватывающая история, - наконец вымолвила она, откинувшись на подушки на кровати.

- Я же обещал, - на лице Фурнье играла довольная ухмылка.

Софи украдкой глянула на мужчину. Раньше она никогда не замечала, насколько наигранными были его манеры и поведение. Даже поза, в которой он сидел, была какой-то чуждой обстановке, будто глядишь на актера на сцене драматического театра.

- Вот только я никак не возьму в толк: вы серьезно полагаете, что я поверю в нечто подобное? И, если все же полагаете, то, может быть, поведаете, зачем вы мне весь этот невообразимый эпос рассказали?

- Мне хотелось ввести тебя в курс дела, - ответил он.

- Какого дела?

- Нашего общего.

- Не припомню никаких дел между нами, кроме, регулярной уборки в этом чертовом доме, - Софи скрестила руки на груди и выпрямилась.

- Ох, дерзкая девчонка! Тебе еще много чего предстоит узнать об этой жизни.

- Да сколько можно этих ваших пустых высоких слов! - вспылила девушка. - Давайте уже по существу! Чего вы от меня хотите?! Как я связана с этой вашей глупой сказочкой про чудо-женщину и демонов из ада?

- Во-первых, никакой чудо-женщины не было. Оливия, конечно, оказалась выдающейся ведьмой, но таких, как она по свету ходило немало, - Луи Фурнье поднялся на ноги. - Во-вторых, твое отношение к сему "эпосу", как ты выразилась, самое прямое.

- Это какое?

- Ты - потомок Оливии Данвуд. По прямой линии, - он поднялся и приблизился к девушке. Софи вновь теперь могла отчетливо видеть довольно глубокие морщинки в уголках его глаз. Ей всегда казалось, что Фурнье не больше тридцати лет, но теперь, глядя на него вблизи, она понимала, что он намного... намного старше, чем она могла вообразить. Затем она задумалась над его словами. И это было уже слишком. Девушка прыснула и расхохоталась, хотя какая-то часть ее сознания продолжала твердить, что смех в данной ситуации неуместен.

- Да это же просто смешно! С чего вы вообще это взяли?! Я бы заметила, будь я ведьмой. И, думаю, моя бабуля упомянула бы, что в роду у нас были колдуны и волшебницы, вуду и прочие, - она карикатурно поводила руками по воздуху, изображая магические движения.
Мужчина спокойно улыбался.

- В твоем лице черты Оливии.

Новый приступ смеха.

- Хотите сказать, что вы всю мою родословную по лица определили?

- Не глупи, - не обращая ни малейшего внимания на издевку, продолжил он. - Разумеется, я провел некоторые изыскания.

Софи успокоилась и серьезно взглянула на мужчину.

- Ладно, это уже перестает быть интересным и смешным. Чего вы от меня хотите?

Фурнье придвинулся к девушке и вкрадчивым голосом произнес:

- Ты поможешь нам освободиться от проклятия, которое твоя пра-бабка наложила на нас.

- И каким же образом? - Софи говорила не менее вкрадчиво.

- В тебе течет ее кровь.

- Но я не ведьма!

- А это для нас не важно. От тебя потребуется только присутствие.

- Да вы с ума сошли! - воскликнула девушка. - Серьезно?! Как можно со спокойным лицом рассказывать подобные вещи?

- Вижу, ты так и не поверила мне. Думаю, нет смысла уговаривать или приводить какие-либо доводы. Тебе стоит все увидеть своими глазами.

- Еще чего! Не хочу я ничего видеть! Я не верю в весь этот магический бред! - Софи вскочила с кровати и устремилась к двери, довольно сильно задев плечом стоявшего перед ней мужчину. Круг на двери уже совсем померк.

- А как же защитное заклинание, которое не позволило тебе покинуть комнату? - он, казалось, не собирался предпринимать никаких действий. - Неужели огоньки не впечатлили тебя?

- Это все то лекарство, что вы мне вкололи. Никакой магии не существует, сколь бы заманчиво это ни казалось, - Софи пыталась убедить в этом и саму себя. Она уже была перед дверью, но к ручке прикасаться не спешила.

Неужели во всех сказках, историях, фильмах, книгах и компьютерных играх все же была крошечная доля правды? С самого детства Софи мечтала о невероятных способностях, волшебстве и встрече с чем-нибудь необычным. Однако стоило ей оказаться на пути чего-то необычного, как весь энтузиазм мгновенно испарился.
Луи Фурнье решил, что не имеет никакого смысла продолжать светскую беседу. Поэтому он, не говоря ни слова, ловко подхватил девушку, пока та пребывала в раздумьях, закинул ее на плечо и, открыв дверь, которая больше не охранялась заклинанием, ринулся в коридор. Софи была поражена столь бестактным обращением и первые мгновения абсолютно бездействовала, но она быстро опомнилась. Девушка брыкалась, колотила мужчину по спине и ругалась такими словами, какие воспитанная леди не осмелится произносить. Луи же уверенно продвигался вперед. Пинки и удары доставляли некоторое неудобство, но после того, как девушка пару раз стукнулась о косяки и выступающие предметы интерьера, пыл ее слегка угас, а вот поток брани только усилился.

Они добрались до лестницы, ведущей вниз. А вот и грязный подвал. Мужчина опустил девушку на пол. Софи была рада снова оказаться на твердой поверхности.

- Не рискну спускаться с таким опасным грузом на плече, - прокомментировал свои действия Фурнье.

Девушке не пришлось долго радоваться: мужчина крепко сжал ее руку выше локтя и зашагал вниз по ступеням, ведя ее за собой.

- Не страшно? - усмехнулся Фурнье.

- А должно быть? - насторожилась она.

- Немного.

- Теперь, немного интересно, - пробормотала Софи в ответ.

Она подумала, что от его чрезмерно крепкой хватки на ее руке останутся синяки, в случае, если она выберется из всего этого абсурда живой. Ему вообще не требовалось так крепко удерживать ее. Софи была почти на две головы ниже его и намного мельче в целом. Она всегда была одной из самых маленьких среди своих ровесников. К тому же, несмотря на протесты, которые она активно демонстрировала в диалоге, какая-то часть ее желала узнать, правда ли все то, что рассказал Фурнье.

Деревянные ступени были слишком узкими, чтобы быстро спускаться по ним. Софи постоянно оступалась и пару раз чуть было не упала. И только железная хватка помогала удерживать равновесие. Фурнье же ловко шагал через ступеньку. Дверь внизу не внушала никакого доверия. Старые доски, иссохшие от времени, покрытая пятнами ручка. Софи никогда не была в этой части дома, в ее обязанности не входила уборка подсобных помещений.

Фурнье открыл дверь и втолкнул девушку внутрь. Освещение внутри было слабым и Софи пришлось прищуриться, чтобы разглядеть помещение. Это был низкий, но широкий подвал. Один из углов был завален коробками и каким-то тряпьем, в остальных были только пыль и грязь. Маленькие окошки под потолком заколочены. Свет давали немногочисленные свечи, расставленные на подоконниках и на полу. Дощатый пол расчерчен разнообразными символами в кругах. Кругов было три: два - совершенно одинаковые с вписанными в них треугольниками, третий круг отличался расположением геометрических фигур внутри него. Эти круги не светились, как тот, что был на двери в комнате, они были начерчены обыкновенной краской. Рядом с одним из них стоял высокий мужчина. Иссиня-черные волосы падали на глаза, взгляд которых был настолько холоден, что казалось, мог охлаждать напитки. В руках он держал небольшой старый томик. Страницы уже пожелтели от времени, а коричневый переплет пестрел пятнами. Мужчина опустил книгу и взглянул на вошедших. Сам он выглядел смертельно уставшим и презирающим все и всех вокруг.

- Вы все же решили почтить нас своим присутствием, - голос его был столь же усталым и бесцветным, как он сам.

- Надеюсь, у тебя все готово, - Фурнье не обратил ни малейшего внимания на сарказм. Он легонько толкнул Софи вперед к одному из кругов.

- Да ладно, - девушка нерешительно взглянула на него. - Это же глупый розыгрыш, так ведь?

- Можно и так сказать, - мягко улыбнулся он в ответ, еще раз подтолкнув ее вперед.

Зажженные свечи источали слабый сладковатый запах. Девушка оказалась внутри круга и как только она наступила на чертежи на полу, они начали бледно светиться. Софи попыталась шагнуть за пределы круга, но, как выяснилось, ее теперь окружала едва заметная преграда. В воздухе висела зыбкая, переливающаяся пелена. Девушка дотронулась до нее пальцем. На ощупь это было похоже на гладкое стекло. Она попробовала надавить на него, по барьеру пошла рябь, но он не исчез. Сквозь него звук просачивался, как сквозь закрытую дверь. Мужчины переговаривались о чем-то, но слов было не разобрать.

Софи с тревогой смотрела на них из-за пелены отгораживающей её завесы. Круг под её ногами испускал не только свечение, но и едва уловимое тепло. Девушкой провела рукой по завесе, ища брешь. Ничего.

- Вы собираетесь принести меня в жертву? - будничным тоном поинтересовалась Софи.

- Что за глупости! - рассмеялся Фурнье. - У тебя в голове полно клише. Никто не будет тебя убивать, насиловать, расчленять и тому подобное. Нам нужно лишь твое присутствие.

Он отвернулся и принялся за приготовления к ритуалу. Второй мужчина был не столь разговорчивым. Он молча смешивал какие-то пахучие порошки. Фурнье раскрыл очередную книгу, нашел нужную страницу и склонился над ней. Когда все было готово, незнакомец приблизился к Софи и с легкостью проник сквозь барьер, бесцеремонно схватил её за руку и полоснул ножом по её ладони. Софи даже не успела испугаться, из её уст вырвался лишь возглас удивления.

- Это еще зачем?! - возмутилась она.

Никто не ответил. Незнакомец подставил чашу с пахучей смесью под капающую кровь. Когда капли касались порошка, он начинал шипеть и искриться. Мужчина проделал то же самое со своей рукой, а затем Фурнье добавил свое крови к гремучей смеси в чаше. Еще через пару минут приготовления были завершены. Круги сияли, смесь разделена на три части и помещена на границах каждого из чертежей, участники ритуала вступили в круги. Фурнье начал читать заклинание. Волна невыносимого жара обрушилась на Софи, повергнув её на колени. Все произошло так быстро, что она даже не успела осознать: что-то невероятное происходит. Сквозь пелену завесы она могла слышать, как Фурнье продолжает читать заклинание, хотя и его тоже прибило к земле неизвестной силой. После жара последовал холод. Он пробирался под одежду и морозил до самых костей. Девушка поняла, что ее зубы стучат, а тело сотрясает дрожь. Барьер вокруг нее побелел, и теперь сквозь него ничего не было видно. Откуда-то издалека Софи услышала крик боли. Она лежала на полу, придавленная неизвестной силой и объятая страхом, и могла видеть кусочек темного потолка, на котором сверкали отблески магии, творившейся за пределами ее тюрьмы. Она попыталась позвать на помощь, но ее голос исчез. Как рыба, она беспомощно разевала рот. Мысль о том, что ее жизнь сейчас закончится вот так бессмысленно, немного отрезвила ее паникующее сознание. Она попыталась приподняться на четвереньки, невидимый груз продолжал давить на нее, словно огромный мешок с песком. Она напряглась и, что было сил, оттолкнулась от пола. Ничего не вышло. Через пару мгновений она попробовала еще раз. Казалось, времени в ее белой темнице нет. Софи не представляла, сколько все это длилось. Холод и тяжесть.

И вдруг все закончилось. На мгновение Софи почувствовала невероятную легкость. Она поднялась на ноги, опершись рукой о белую стену. Ничего вокруг не было видно. Извне не доносилось ни звука.

- Эй! Там есть кто-нибудь? – слабым голосом позвала Софи.

Ответа не последовало. Мгновения в тишине и неведении длились целую вечность. А после в ее тело вонзились тысячи раскаленных игл. Они разрывались и множились. Софи кричала от боли и ужаса. Ее выворачивало наизнанку. Сначала невероятно яркий свет заполнил все вокруг него, а потом только темнота.


Фурнье открыл глаза и увидел все ту же комнату перед собой. Ощущение было такое, будто он побывал в суровой битве: каждый мускул его тела невыносимо болел. Он медленно поднялся на локтях и осмотрелся. Круги догорали, странный запах магии наполнял комнату. Марк неподвижно лежал в центре круга слева от него. Софи тоже не шевелилась.

Луи Фурнье поднялся на ноги и попробовал покинуть свою человеческую оболочку. Ликование мгновенно сменилось разочарованием, горечь которого буквально ощущалась на языке. Он по-прежнему оставался запертым внутри человеческого тела, а это значило, что что-то пошло не так. Фурнье опустился рядом с Марком и потряс его за плечо. Тело мужчины оставалось неподвижным. Абсолютно неподвижным. Даже его грудь не вздымалась при дыхании.

- Что за черт! – изрекла девушка глядя на Фурнье и поднимаясь с пола. – Как я оказался здесь?

Фурнье обернулся к ней. Софи внимательно разглядывала свои руки. Лицо ее было искажено отвращением.

- Почему меня забросило в тело девчонки? – вопрошала она.

И только тогда понял Фурнье, что его товарищ оказался заключенным в другом теле. Ситуация была несколько комичной, поэтому он от души рассмеялся.

- Знаешь, тебе даже идет.

- Должно быть, на ней есть метка, - девушка продолжала внимательно изучать свое тело. Не найдя ничего на руках и ногах, она задрала платье и продолжила осмотр.

Смущенный Фурнье отвел взгляд.

- Если ты в теле Софи, то где же она сама? – поинтересовался он.

- Понятия не имею, - Марка это, похоже, интересовало меньше всего. Он сосредоточенно рассматривал каждый сантиметр своего нового вместилища.

Пока Фурнье терялся в догадках, пытаясь найти ошибку в ритуале, а Марк скрупулезно искал метку заклятия, в центре комнаты, между магическими кругами, воздух уплотнился и приобрел голубоватое свечение. В потоке отборной ругани появилась Софи, точнее ее дух.

- Что вы со мной сделали, чертовы… – она не успела закончить фразу с угрозой, ибо узрела себя саму в полураздетом виде. И это было не отражение в зеркале, не видение. Это было ее тело, в котором ее больше не было. – Ты какого черта стоишь с задранным платьем?! – негодовала она.

Фурнье снова рассмеялся.

- Это поистине знаменательный день!

- А ты чего ухмыляешься? – набросился на него дух. – Почему я не в своем теле? Я умерла?

- Не думаю, - Фурнье покачал головой. – Скорее тебя, так сказать, выбило из тела во время ритуала.

- Но почему?!

- Видимо, эта проклятая ведьма наложила заклятие на весь свой род, чтобы не могли использовать ее потомков для освобождения, - недовольно пробурчал Марк, все еще проверяя тело.

- Что это значит?

- То, что на какое-то время тебе придется попользоваться другим телом, - довольно улыбнулся Фурнье. Он подошел к бездыханному телу товарища и осмотрел его. – Я советую занять его как можно скорее, а то начнет портиться и неприятно пахнуть.

- Что?! Как?! – полупрозрачный голубоватый дух заламывал руки и метался по комнате. – Я сплю! Это все кошмар! Ужасный. Страшный. Абсурдный кошмар.

- Нет! – резко оборвал ее стенания Маркус, голосом Софи. – Это не кошмар. То есть это, - он показал на свое тело, а потом на тело Софи, в котором находился, - это, разумеется, кошмар.

Дух Софи остановился под потолком и хмуро воззрился на говорившего.

- И что же нам теперь делать? – спросила она.

- На твоем теле есть какие-нибудь необычные знаки? Родимое пятно или шрам?

Дух задумался.

- Есть какая-то непонятная извилина на спине. Бабушка говорила, что такая есть почти у всех членов нашей семьи. Но это же просто… - дух замолчал. Это многое объясняло. Теперь Софи вспомнила, что бабушка также говорила, что эта метка благословения, будто бы всех их коснулся ангел, и никакие неприятности с ними не могут случиться. Значит, это отчасти правда.

- Эй, ты! - Марк раздраженно кивнул Фурнье. – Проверь!

Луи неспешно приблизился к нему и внимательно рассмотрел родимое пятно в форме двух кривых, переплетающихся между собой.

- Это похоже на магическую метку, - наконец заключил он.

- Черт возьми! – Марк со злостью одернул платье и глянул на духа. – Ты должна сохранить это тело, - он указал на бывшее вместилище, - пока мы не придумаем, как вытащить меня из твоей оболочки. Она слабая и маленькая. Мне это не нравится.

- Ничего я тебе не должна! – в мгновение ока дух очутился прямо перед Марком . – А не нравится мое тело, так выметайся!

- В том-то и дело, что я бы с радостью, да не могу! – в свою очередь разозлился он. – А если ты не сохранишь для меня мое бывшее тела, то я никогда не покину твое. И болтаться тебе веками в бесплотной форме!

Он стремительно прошел прямо сквозь парящего перед ним духа и направился к двери.

- Я приношу свои извинения, дорогая Софи, - дружелюбно произнес Фурнье, когда они остались одни.

- Засунь свои извинения...!

- Но Марк прав, тебе стоит воспользоваться его телом. Иначе ты ослабнешь, и тебя затянет в измерение душ, а оттуда очень сложно выбраться.

- Вы серьезно считаете, что я буду тусить в теле этого упыря только для того, чтобы его тушка не истлела? – взорвалась Софи. – Оно же мужское! Как я могу жить в мужском теле?!

- Поверь, ему это настолько же непривычно, как и тебе. К тому же, как я уже сказал, без оболочки дух находится в опасности. Так что советую надеть броню. Оставлю тебя в раздумьях. Надо бы придумать, как исправить эту неловкую ситуацию.

Фурнье покинул подвал. Софи вновь постаралась убедить себя, что все это лишь дурной сон. Ничего не вышло. Она задумчиво посмотрела на лежащее перед ней тело. Может быть, все не так уж плохо.

@темы: творчество, писалово, devil's trap

URL
Комментарии
2014-11-03 в 21:16 

Тедди-Ло
Мать Тереза совершает смертный грех в чистилище(с)
Есть над чем работать, но и потенциал точно есть. Это ж тот комикс твой?

2014-11-03 в 21:25 

TheDeadOne
So give them blood, blood! Gallons of this stuff...
Тедди-Ло, ога)
Не планировалось, что это писалово будет кому-то когда-то показано. Сначала это было наброском для комикса. А потом понеслось! :rotate::crzdance:

URL
2014-11-03 в 21:55 

Тедди-Ло
Мать Тереза совершает смертный грех в чистилище(с)
TheDeadOne, ну, несение любое - хорошо.

2014-11-03 в 22:15 

TheDeadOne
So give them blood, blood! Gallons of this stuff...
Тедди-Ло, было бы ещё чего стоящего в нем :D

URL
2014-11-03 в 22:20 

Тедди-Ло
Мать Тереза совершает смертный грех в чистилище(с)
TheDeadOne, в нём есть как минимум опыт - это хорошо.

2014-11-03 в 22:27 

TheDeadOne
So give them blood, blood! Gallons of this stuff...
Тедди-Ло, опыт полезен!)) вот ещё бы жопорукость и лень побороть :dance:

URL
   

Red line

главная